Сборник X цветаевской конференции (2002 г.)

Марина Цветаева: эпоха, культура, судьба. Десятая цветаевская междунар. научно-темат. конференция (9–11 октября 2002 года). Сб. докладов. М.: Дом-музей Марины Цветаевой, 2003

Предисловие М. Л. Гаспарова отмечает изменения,  произошедшие за десяток лет с того времени, когда «изучение русской поэзии начала века только что вышло из советского небытия. До этого оно напоминало не науку, а религию: был десяток молелен, по отдельности для Блока, Пастернака, Ахматовой, Волошина и т.д., и прихожане их не очень долюбливали друг друга. В цветаевском святилище прихожане и прихожанки были особенно эмоциональны, и это не всегда приносило пользу. За десять лет все переменилось».

«Стихи к Блоку»: (7) «Должно быть — за той рощей…»

fotoПоэтика Марины Цветаевой чрезвычайно чувствительна к цифровой символике. От стихотворения, помещенного под «счастливым» числом 7, логично ожидать соответствующего счастливого открытия. Тем сильнее поражает его строй и смысл.

Межрегиональный конкурс авторской поэзии школьников «Цветаевские костры»

1f3f8062Продолжается осенний марафон мероприятий, приуроченных ко дню рождения Марины Ивановны Цветаевой. Недавно завершились дни Цветаевой в Елабуге, отгорели Цветаевские костры в Павлодаре, Усть-Ивановском, Вашингтоне. Скоро загорится главный цветаевский костер, в Тарусе, и откроет свои двери Московский Дом-музей Марины Цветаевой.

Приятно осознавать, что в эти дни творческий подъем и жар общения с единомышленниками могут ощутить не только профессиональные литературоведы, именитые цветаеведы, но и простые школьники.

Эпистолярий А. Эфрон: общий обзор (2)

220px-Ариадна_ЭфронМы продолжаем анализ эпистолярного наследия А. С. Эфрон. В одной из предыдущих заметок мы говорили об ориентирах, на которые могла равняться Ариадна Сергеевна в своем эпистолярном творчестве. Уточним наше представление вопроса.

 

 

«Стихи к Блоку»: (6) «Думали — человек!..»

foto Шестое стихотворение цикла — одновременно логичное и неожиданное.

 

 

 

 

Киномир Цветаевой: 1928

L’ÉquipageКонец 20-х годов — переломный момент в развитии кинематографа: конец эры немого кино, начало звукового. Пребывание во Франции, одном из эпицентров революционных кинособытий, позволило Цветаевой-кинозрителю непосредственно и глубоко пережить этот период. Во всяком случае, кинематограф оставался постоянным спутником ее эмигрантских дней, так же, как продолжали оставаться в близком круге спутники былых увлечений. В январе 1928 года она пишет А. Тесковой:

Вручение Седьмой премии им. Марины Цветаевой (2016 год)

ЕлабугаНачало осени – время повышенного интереса к имени и творчеству Марины Цветаевой. Традиционно, приуроченные ко дню ее рождения, которое отмечается 8 октября, проходят творческие встречи, праздничные мероприятия, научно-практические конференции.

Совсем скоро в разных уголках Земного шара один за другим вспыхнут Цветаевские костры, для исследователей откроют свои двери Цветаевские музеи, организующие научные конференции, в больших и малых городах во весь голос зазвучат стихи Марины Цветаевой.

Первой эстафету праздничных мероприятий приняла Елабуга. В первых числах сентября здесь прошли Восьмые Международные Цветаевские чтения «Душа, не знающая меры…» и вручение Седьмой Литературной премии им. М.И. Цветаевой.

«Стихи к Блоку»: (5) «У меня в Москве — купола горят!..» Дополнение к анализу

Пятое стихотворение цикла уже разбиралось в наших заметках. Не затрагивая описанную в анализе поэтику, попробуем приглядеться к тексту в другом ракурсе.

Цветаева в саду Бердяева

Berdyaev-13_SmО знакомстве и отношениях Цветаевой с русским философом Н. А. Бердяевым говорилось неоднократно. Но почти все известные факты относятся к ее «доэмигрантскому» периоду, а точнее, к дореволюционным временам, начиная со знакомства в 1915 году. Хотя известно, что и во время жизни во Франции отношения поддерживались, но в научной и биографической литературе эта тема не рассматривалась. Одна из возможных причин — редкость контактов и почти полное отсутствие данных. Между тем даже скудные упоминания позволяют считать что поддержание знакомства оставалось потребностью, а не данью прежним воспоминаниям, и общение, в любой форме, сохраняло свою существенность для обеих сторон.

«Стихи к Блоку»: (4) «Зверю — берлога…»

fotoЧетвертое стихотворение цикла написано в тот же день, что и «Ты проходишь на Запад Солнца…», 2 мая 1916 г. Почему появились два текста, обращенные к одному человеку и помеченные одной датой? Может быть, в третьем стихотворении было что-то, что потребовало досказывания?

Всмотримся в текст четвертого:

 


Яндекс.Метрика