Марина Цветаева и София де Сегюр. Часть 5

4_b142WЧасть 4.

Слова Цветаевой о полной «единоличности» сказок  Сегюр полемически заостряют своеобразие, которое получают «вечные темы» в интерпретации французской писательницы с русскими корнями.

Сборник сказок «Nouveaux contes de fées pour les petits enfants» — «Новые волшебные сказки для маленьких детей» — впервые был опубликован во Франции в 1857 г., открыв серию книг для детей «Bibliothèque rose» («Розовая библиотека») и создав этим славу как серии, так и самому автору.

64940_original

Слава эта не проходит и поныне. Успех сказок был вызван новым подходом к классическим фольклорным сюжетам, на основе которых Сегюр создала собственные версии волшебных приключений, виртуозно сочетая занимательность фабулы с тонкими психологическими нюансами и реальными жизненными подробностями. Сказки сборника предназначены для детей от 7 до 15 лет. В них автор стремился убедить маленького читателя в пользе добродетельных побуждений и поступков и вызвать отвращение и страх перед пороками, способными привести его на край пропасти. Увлекательный сюжет, живые характеры, забавный мягкий юмор, яркие, красочные детали, романтический фон волшебной атмосферы и сверхзадача, которой подчинены эти мотивы — всестороннее воспитание ребенка, — таковы основные качества сборника.

Сборник включает в себя пять сказок:

  • Histoire de Blondine, de Bonne-Biche et de Beau-Minon [История Беляны, Добролани и Красавчика*].
  • Le bon petit Henri [Добрый маленький Анри].
  • Histoire de la princesse Rosette [История принцессы Розетты].
  • La petite souris grise [Серая мышка].
  • Ourson [Медвежонок].

При чтении текстов наблюдается  контрастность образов главных действующих героев, как и общая линия эволюции волшебной сказки.

В первой — «История Беляны, Добролани и Красавчика» — автор почти не выходит за рамки классического  канона,  лишь усиливает и развивает психологическую сторону приключений несчастной принцессы, сочетающей в себе и примерную добродетельность, и склонность к греху непослушания, и умение искренним и полным раскаянием заслужить прощение и награду.

Ségur,_Nouveaux_contes_de_fées,_p9В «Добром маленьком Анри» весь сюжет держится на поведении мальчика, одержимого желанием спасти умирающую мать. Эту сказку можно назвать гимном сыновней любви, которая, как и положено, заслуживает  бессмертную награду.

Ségur,_Nouveaux_contes_de_fées,_p83 «История принцессы Розетты» также не выходит из рамок классического сюжета, но, в отличие от «Истории Беляны» и  «Доброго маленького Анри», героиня совершенно пассивна, и развитием сюжета управляет воля могущественной феи, в ее противоборстве с королевским кланом.

Ségur,_Nouveaux_contes_de_fées,_p109Героиня «Серой мышки» одержима пороком любопытства, и фабула сказки раскрывает фатальные последствия этого качества.

Ségur,_Nouveaux_contes_de_fées,_p157Что касается последней сказки сборника, «Медвежонок», то в ней происходит явственный поворот от вымысла к жизненной правде (таковы сцены утопления, нападения кабана, пожара, а в финале — поиска работы на ферме, в замке и в кузнице), хотя законы жанра «сказки о заколдованном принце» в истории трансформаций внешнего облика главного героя соблюдаются.

Ségur,_Nouveaux_contes_de_fées,_p243Подход Сегюр к перекраиванию канонов волшебных сказок сходен с цветаевским переосмыслением фольклорных мотивов. Но, подобно тому, как Сегюр воплощала классические мотивы и детали в собственные версии, и Цветаева, в свою очередь, могла воспользоваться находками Сегюр, сплетая их с реалиями других классических сказок.  Можно предположить, что «волшебные атрибуты», участвующие в «Повести о Сонечке» — таинственные сундуки и чудесные преображения платьев перед зеркалом, — частично позаимствованы из «Истории принцессы Розетты», boîte à surprises (шкатулка с сюрпризом) — из «Серой мыши», oiseaux-mouches (колибри) — из «Медвежонка», как и другие детали, создающие мифологическую атмосферу.

Возможно также, что первое явление Сонечки в повести: «Бормочет, как сонная. С раскрытыми — дальше нельзя! — глазами — спит, спит наяву» [Цветаева 4: 298] — реализует связь имени героини с мотивом сновидения, грезы, «повинуясь закону сказки», как указывает сама Цветаева, «с моей страстью к именам» [Цветаева 4: 308]. Известно, какую важнейшую роль играли сны в мире Цветаевой, открывая скрытое, выявляя глубинные связи и таким образом питая творческие замыслы. Такое же определяющее значение имеет мотив сна, присутствующий в четырех из пяти сказок Сегюр, и Цветаева, выявив ту же соотнесенность сновидений с именем автора, могла обыграть его по-своему, в целях все той же мифологизации своей героини.

Вне рамок работы над «Повестью о Сонечке» Цветаевой мог оказаться близким и центральный образ сказки «Добрый маленький Анри [«Le bon petit Henri»]» — гора, «si haute que personne n’avait jamais pu monter jusqu’au sommet ; d’ailleurs elle était entourée d’un torrent, de murs élevés et de précipices infranchissables [столь высо­кая, что никто никогда не мог добраться до ее вершины; к тому же она была окружена бурной рекой, высокими стенами и непроходимыми пропастями]» [Contes], и три четверти текста посвящено перипетиям ее покорения.

Ségur,_Nouveaux_contes_de_fées,_p89В работе, посвященной сказкам Сегюр, говорится:

«Гора — это символ воссоединения <…> точка соприкосновения неба и земли, символ центра, являющегося одновременно отображением абсолютной реальности, конкретного мира и возможности перехода из одного в другое» [Сказки Сегюр].

Для Цветаевой

«Море — диктатура <…>. Гора — божество. Гора разная. Гора умаляется до Мура <…>. Гора дорастает до Гётевского лба и, чтобы не смущать, превышает его. Гора с ручьями, с норами, с играми. Гора — это прежде всего мои ноги <…>. Моя точная стоимость» [Цветаева — Пастернак: 112].

В сходстве восприятия образа видится еще одна возможная сфера пересечения творческих миров двух авторов.

Анализ сказок показывает определенную близость литературных позиций Сегюр и Цветаевой. Это могло повести Цветаеву к поиску личных аналогий в  творческих судьбах и масштабах реализации. Закончив первую книгу решительным обращением волшебства в реальность, Сегюр больше сказок не писала. В последующих ее произведениях представлена обширная реалистическая картина жизни разных слоев общества. Можно допустить, что определение, которое дала в 1910 г. Софии де Сегюр феминистка Марсель Тинейр (Marcelle Tinayre, 1870-1948) : «le Balzac des petits enfants [Бальзак для детей]» [Struve-Debeaux], могло стать известно Цветаевой и вызвало полемически заостренное определение: » большая писательница, имевшая глупость вообразить себя бабушкой и писать только для детей» [Цветаева 4: 327], смысл которого можно толковать таким образом: писательница с бальзаковским потенциалом должна была реализовать себя в бальзаковском масштабе. В любом случае характерно совпадение  представителей разных культур в оценке творчества Софии де Сегюр.

С той же вероятностью можно предположить, что в этом заявлении отозвалась накопившаяся к 1937 г. горечь от подобной недовыявленности самой Цветаевой: «… от меня шла такая сила жизни — и сейчас шла бы… и сейчас идет, да только никто не берет» [Цветаева 4: 412].

Таким образом, детские впечатления от «книг в красном переплете», пройдя через перипетии принятия и отторжения, в конечном счете оказались творчески востребованными, послужив одним из художественных средств для создания образа «Сонечки», — С. Голлидей, которую Цветаева «пересоздала» заново, отразив в ней черты собственных любимых персонажей. При углублении в поиск аналогов были выявлены общие черты «Сонечки» с автором этих образов. Осознание этих аналогий, пропущенное через призму собственного восприятия,  привело к открытию значения самой писательницы. В результате София де Сегюр отождествляется не столько со своей маленькой тезкой, сколько с другой великой соотечественницей — Мариной Цветаевой.

ЛИТЕРАТУРА

  1.  [Авт. не указан] Сказки графини де Сегюр // Литературная сказка эпохи романтизма [http://www.ruthenia.ru/annalystxt/Skazka.htm].
  2. Цветаева — Пастернак — Цветаева М., Пастернак Б. Души начинают видеть: Письма 1922–1936 годов / Подг. Е. Б.Коркина и И. Д. Шевеленко. М., 2004.
  3. Цветаева 4 — Цветаева М. Собрание сочинений: В 7 т. Т. 4. Воспоминания о современниках. Дневниковая проза / Сост., подгот. текста и коммент. А. Саакянц и Л. Мнухина. М., 1994.
  4. Contes — Nouveaux contes de fées pour les petits enfants by comtesse de Sophie Ségur [http://www.gutenberg.org/files/14247/14247-h/14247-h.htm].
  5. Struve-Debeaux A. Un écrivain à part entière // Europe. Revue littéraire mensuelle. Juin-juillet 2005. La Comtesse de Ségur [http://www.europe-revue.net/parutions-2001-2005/parutions-2005/comtesse-segur-.pdf].

* Здесь и далее перевод мой. — И.Б.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика