Эпистолярий А. Эфрон: общий обзор (1)

220px-Ариадна_ЭфронМы приступаем к попытке более подробного разговора о наиболее обширной сфере творчества А. С. Эфрон — ее диалогу с миром в письмах.

На сегодняшний день можно сказать, что объем эпистолярного наследства А. Эфрон за полувековой период его создания — более 2 000 писем.  Опубликовано немногим более 1000. Большое количество писем еще ждет своего часа в различных архивах. И очень много писем, вероятно, погибло в перипетиях жизней и событий. Тем важнее, ценнее и интереснее содержание уцелевшего архива и тем больше благодарности людям, бережно хранившим письма А. С. все эти времена.

Для начала скажем несколько слов о собранной нами статистике.

Хронику эпистолярного творчества А. Эфрон можно разделить на несколько периодов.

  1. 1915 — 1921 — До отъезда в эмиграцию.
  2. 1922 — 1936 — Эмиграция
  3. 1937 — 1939 — Годы свободной жизни в СССР
  4. 1940 — 1947 — Годы заключения
  5. 1948 — 1955 — Годы недолгой свободы и ссылки.
  6. 1956 — 1975 — Последние годы жизни.

Такое разделение, конечно, достаточно условно, так как внутри каждого периода жизнь А.С. претерпевала изменения в разную сторону, что получало соответствующее эпистолярное отражение.

Все же можно определить нижнюю границу письменного общения — 1939-1947 годы, когда письма писать просто не было возможности. Тем не менее и в эти, самые тяжелые времена жизни А.С. ее связь с миром не прекращалась и была отмечена особой духовной интенсивностью. Известная нам переписка посвящена в основном теме матери и ее творческого наследия.

Данные статистики показывают и пик эпистолярной активности — 1962 год. Это след небывалого и, возможно, неожиданного успеха первого посмертного издания М. И.Цветаевой. В конце 1961 года А. Эфрон писала об этом:

В Москве книжку распродали буквально в четверть часа. Лавка писателей дала заявку на две тыс., получила пятьсот. В остальных магазинах продавали только по предварительной записи (записывали весной). 800 экз. пошло в книжный киоск, к-ый будет «обслуживать» участников съезда. В «Лавке писателей» дежурили покупатели целыми днями, до закрытия магазина — «выбросят?» — «не выбросят?». А не дежурившие обрывали телефон. Продавцы удивлялись, что нашелся bestseller, перекрывший все… евтушенковские рекорды.

<…> Что же до меня, то я получаю почти гагаринскую почту — уж столько оказалось у меня друзей, знакомых и даже… родственников в эти дни, что и не рассказать (АЭ2: 124).

Круг адресатов не так велик: выявлено около 100 корреспондентов. Разумеется, их количество тоже колебалось по годам. Даже в периоды заключения и ссылки Ариадне Сергеевне было кому писать, и хотя адресатов можно было пересчитать по пальцам одной руки,  но это были люди высшего духовного порядка, проявлявшие в течение всех этих лет не только терпение и поддержку, но и незаурядное гражданское мужество. Наибольшее количество адресатов, как видно из слов А.С. и данных статистики, связано с интересом к первым публикациям наследия Цветаевой. В последние годы, когда этот интерес стабилизировался, круг адресатов вновь сужается — еще и потому, что одолевавшие болезни лишали Ариадну Сергеевну энергии, необходимой для писания писем.

Пока остановимся на этом кратком обзоре. Затем попробуем изучить общую картину эпистолярного процесса в других ракурсах.

ЛИТЕРАТУРА

АЭ2 — Эфрон А. С. История жизни, история души: В 3 т. Т. 2. Письма 1955–1975 / Сост., подгот. текста, подгот. ил., примеч. Р.Б. Вальбе. М., 2008.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика