Поэтика Цветаевой: Художественная речь, или Что такое идиолект

Символ

Предыдущая заметка

Разговор о произведениях словесного искусства Б.В. Томашевский начинает с определения того, что такое художественная речь. Ее главное отличие от той, которой мы пользуемся в повседневной жизни, —

 

перенос авторских усилий на способ выражения мысли, причем

Выражение является неотъемлемой частью заключающегося в нем сообщения (Томашевский)

Сразу отметим, что это чрезвычайно важное исходное положение: форма и содержание слитны, и именно это слияние создает то, что именуется художественным эффектом.

Томашевский объясняет суть эффекта, создаваемого акцентированным способом выражения:

При восприятии такой речи мы невольно ощущаем выражение, т.е. обращаем внимание на входящие в выражение слова и на их взаимное расположение. Выражение в некоторой степени становится самоценным (Томашевский)

Распространение этого принципа на последовательность выражений, в свою очередь, создает принципиально новое явление:

Речь, в которой присутствует установка на выражение, называется художественной (Томашевский)

Но сама по себе художественная речь еще не предмет искусства, ведь и в повседневном общении

…сплошь и рядом мы употребляем фразы с определенным упором на выражение, с подчеркиванием словесной структуры отдельных слов и оборотов (Томашевский)

В сферу искусства художественная речь переходит тогда, когда становится основой для создания самостоятельной художественной системы:

Сущность художественного произведения не в характере отдельных выражений, а в сочетании их в некоторые единства, в художественной конструкции словесного материала (Томашевский)

Но художественное произведение не создается само по себе. Его возникновение — результат творческих усилий создателя: автора. Поэтому изучение характеристик литературного произведения Томашевский относит

…к области стилистики, изучающей индивидуальные формы речи. …Проблемы стилистики являются специфическими проблемами художественной литературы (Томашевский)

Следовательно, стилистика, с одной стороны, определяется общими законами, которые должен воплотить текст, чтобы считаться художественным произведением, а с другой — сугубо индивидуальными авторскими особенностями, которые придают произведению уникальный характер и тем самым делают его объектом искусства: в отличие от научного или практического текста художественный текст неповторим и всецело отражает творческие установки своего создателя.

Томашевский, таким образом, подводит свои рассуждения к необходимости изучать комплекс

способов индивидуализации речи, т.е. способов построения из общего языкового материала речи, характерной для данного произведения или автора (Томашевский)

Логическим завершением этого процесса становится вывод о том,

какой эффект в восприятии достигается этими приемами построения речи (Томашевский)

Таковы основные положения о художественной речи как основе литературного текста, заложенные в «Поэтике» Б. Томашевского. Мы попытаемся приложить их к исследованию поэтики М. Цветаевой. Здесь теоретической опорой, наряду с другими авторитетными цветаеведческими трудами, станет книга О. Ревзиной «Безмерная Цветаева: Опыт системного описания поэтического идиолекта».

(Мы постараемся избегать сугубо научной терминологии, но здесь необходимо разъяснить суть термина, объявленного заглавным в труде исследователя. Идиолект, как сообщают словари, — это вариант языка, используемый одним человеком. Он выражается в особых принципах подбора слов и грамматических особенностях, а также в словах, выражениях, идиомах или произношении, которые характерны исключительно для данного человека).

Мы выбрали эту теоретическую опору именно по причине наибольшей последовательности, объемности и  логичности изложения материала. При этом, как мы уже сказали в одной из заметок, эта книга — не учебник, а тоже «авторское», хотя и сугубо научное произведение, и это позволяет нам использовать ее выводы в той мере, в какой они дополняют и развивают «учебные», академические положения, представленные  основоположниками литературоведения. При таком подходе сохраняется необходимая широта взгляда, ибо наша постоянная цель, обозначенная в названии сайта,  — изучение роли, места, значения Цветаевой в мировом литературном процессе.

В предисловии автор раскрывает свои установки так:

Мне хотелось постичь ту сущность, которая стоит за каждой запятой и каждой метафорой (Ревзина: 6)

Работа литературоведа начинается там, где кончается работа автора. Выбор запятой и метафоры — это результат реализации цели, которую ставит «установка на выражение», по Б. Томашевскому: максимально точно воплотить сущность замысла. В следующей заметке мы поговорим о тех исходных установках, которые, по О. Ревзиной и другим исследователям, определяют неповторимый авторский стиль Цветаевой.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Ревзина О.Г. Безмерная Цветаева: Опыт системного описания поэтического идиолекта. М.: Дом-музей Марины Цветаевой, 2009.
  2. Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика: Учеб. пособие/Вступ. статья Н.Д. Тамарченко; Комм. С.Н. Бройтмана при участии Н.Д. Тамарченко. – М.: Аспект Пресс, 1999.

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика