Цветаева: секреты мастерства (4)

poe`ziya

Ариадна Эфрон продолжает рассказ о творческих принципах Цветаевой:

Прежде чем взяться за работу над большой вещью, до предела конкретизировала её замысел, строила план, от которого не давала себе отходить, чтобы вещь не увлекла её по своему течению, превратясь в неуправляемую. (Эфрон 3: 10)

Один из интереснейших примеров такой тактики —

работа на поэмой «Крысолов» (1925).

Первая запись фиксирует изначальное ви́дение темы:

МЕЧТА О КРЫСЕЛОВЕ

(Небольшая поэма)

Посвящается моей Германии.

(Начато 1го марта 1925 г. Георгию — месяц.) (СТ: 342)

Примечательно, что дата записи новой творческой идеи связывается с хроникой жизни сына. Такое совпадение можно трактовать как желание запечатлеть момент высшего взлета, и жизненного, и творческого: наконец сбылись все главные мечты. Ведь совсем недавно Цветаева тосковала:

А стихов нет. …Большая головная усталость — д. б. от бессонных ночей. … конечно, — пройдет (придут). Но сейчас без них тяжело, просто — доказательство несуществования (СТ: 341).

Зафиксировав тему, Цветаева вписывает первые «пришедшие» строки:

быстрые…

Дочка, дочка бургомистрова! (СТ: 342)

За ними следует изложение замысла. Большую цитату приводим полностью, чтобы увидеть, каким изначально представлялся сюжет.

Краткая фабула (по легенде).

Город (Гаммельн) погибает от крыс. Бургомистр назначает награду: тому кто город Гаммельн от крыс избавит — руку своей дочери (красотки). Явление зеленого охотника (Jäger’a). Ратуша. Предложение. Подтверждение. Крыселов играет на дудке и уводит (неизвестно куда) всех крыс. На след<ующее> утро — в ратушу. Отказ бургомистра отдать ему свою дочь. (Предшествует целый ряд предложений (замен) к<отор>ые Крыселов отвергает.)

Угроза Крыселова. Третий день. Утро (или полдень?). Звуки волшебной дудки. (Чтó встает? Дать постепенность.) Дети — мальчики и девочки. Если будни — с школьными ранцами, если воскресенье — с игрушками и молитвенниками. Мимо ратуши. Из ворот — дочка бургомистра с молитвенником. Врастающий в землю бургомистр. (Лучше — бегущий вслед!)

Два варианта: или описание озера: постепенность захождения, погружения. Вода смыкается над головой. Центр — бургомистрова дочка.

Либо — по слухам — завел их всех в гору. (Горное озеро, внутри горы.) (СТ: 343)

Итак, основная сюжетная линия выстроилась сразу, и это понятно, учитывая установку принципиального следования легенде. Неопределенными оставались время увода детей, «звуковая линия» дудки-соблазнителя, поведение бургомистра и финал. Если первые три мотива можно считать второстепенными, то примечательна вариантность ключевой, заключительной сцены. Возможно, это связано с тем, что легенда не указывает, куда именно увел детей флейтист, что с ними стало, и обсуждение этого вопроса продолжается до нынешнего времени. Но примечательно, что обе версии судьбы детей содержат мотив озера: утопления.

Замысел тут же был расписан по главам сюжета:

  1. Крысиная напасть.

  2. Охотник.

  3. Увод крыс.

  4. Бургомистр.

  5. Увод детей.

  6. Озеро. (СТ: 344)

В процессе работы замысел развивался и корректировался. Сравним первоначальный план с промежуточным и окончательным:

Изначальная версия Вторая версия Окончательная версия
1. Крысиная напасть2. Охотник.

3. Увод крыс.

4. Бургомистр.

5. Увод детей.

6. Озеро. (СТ: 344)

1. Город Гаммельн (Введение)2. Сны3. Город Гаммельн бьет тревогу(Базар. Хозяйки. Герольд.)

4. Увод крыс (Да — да, нет — нет)

5. Честность честных (В ратуше)

6. Дочка Бургомистра

7. Озеро (СТ: 351)

Город Гаммельн(Глава первая)Сны (Глава вторая)Напасть (Глава третья)

Увод (Глава четвертая)

В ратуше (Глава пятая)

Детский рай

(Глава шестая и последняя)

 

Сравнение приводит к таким выводам:

  1. Исходная формула «Крысиная напасть» затем воплощается в три главы: 1. Город Гаммельн 2. Сны 3. Город Гаммельн бьет тревогу. Первоначальное название в итоге отразилось в названии третьей главы.
  2. Мотив «Охотник» как тема отдельной главы исчезает.
  3. Во всех трех версиях присутствует ключевая позиция «Увод крыс», при этом третьей главе начальной версии в промежуточной и окончательной версиях соответствует четвертая глава.
  4. Исчезает как тема отдельной главы и мотив «Бургомистр». Во втором варианте он реализуется в главе, представляющей сцену в ратуше — реакцию на поведение Крысолова. Окончательный вариант сцену в ратуше как отдельную главу сохранил и сделал подзаголовок названием.
  5. Пятая глава изначального сюжета предполагала отдельно представить увод детей и печальный финал. Возможно, что второй вариант предполагал реализацию формулы «Увод детей» под заглавием «Дочка Бургомистра». Третий вариант объединил два последних мотива первоначального замысла в главу «Детский рай».

Так, в общих чертах, изменялся первоначальный план замысла «Крысолова». Обратим внимание: первый вариант распределил его на 6 глав. Именно столько глав содержит окончательный текст, причем номер главы даже акцентирован словами «и последняя». Это частное, формальное подтверждение слов А. С. Эфрон о неуклонной верности исходной установке, за которой стоит огромная воля творца, направляющая замысел по предназначенному для него руслу. Процесс работы мог видоизменять частности, могли явиться новые мотивы и идеи, но результат соответствовал замыслу. И этот пример, рассмотренный нами лишь в первом приближении, — еще один прекрасный урок мастерства, вынесенный из творческой лаборатори Цветаевой.

ЛИТЕРАТУРА

  1. СТ — Цветаева М. И. Неизданное. Сводные тетради / Подгот. текста, предисл. и примеч. Е. Б. Коркиной и И. Д. Шевеленко. М., 1997.
  2. Эфрон 3 —  Эфрон А. С. История жизни, история души: В 3 т. Т. 3. Воспоминания, проза, стихотворения, устные рассказы, переводы / Сост., подгот. текста, подгот. ил., примеч. Р.Б. Вальбе. — Москва : Возвращение, 2008
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика