Киномир Цветаевой: 1938. «Жена булочника»

La-Femme-du-boulanger

В 2016 году я участвовала в кинолектории «Марина Цветаева — кинозритель», посвященном Году кино и представившем любимые фильмы Марины Цветаевой. По предложению руководителя проекта Елены Баурджановны Коркиной я могла выбрать два фильма для показа и рассказа на цветаевской конференции, проходившей 8-10 октября 2016 г. Произведения французского кинематографа, столь любимого Цветаевой, по которым можно было дать интересную и новую информацию, показались наиболее подходящими для такого случая. Но обнаружился парадокс: если «Беглецы из Сент-Ажиля»,  не упомянутые ею явно, «вычисленные» по приметам, давно и хорошо известны российскому зрителю, то фильм «Жена булочника», получивший развернутую оценку Цветаевой, оказался неизвестным — настолько, что даже не нашлось его копии с русским переводом, и соответственно, профессиональных разборов, на которые можно было бы опереться в рассказе. Судя по всему, этот фильм, вошедший в классику кинематографа, по каким-то причинам не попал в сферу российского кинопроката.

В такой ситуации логично было бы отказаться и взять какой-то другой фильм — известный, переведенный на русский язык. Но уникальность цветаевской оценки требовала открыть путь к зрителю именно этой картине, и именно сейчас — другой такой удачный шанс для меня отсутствовал…

И тут  возник еще один невероятно удачный шанс:

на сайте Национальной библиотеки Франции я обнаружила скан папки с подборкой рецензий на этот фильм — впечатления зрителей, глядевших его одновременно с Цветаевой, может быть, даже сидевших с ней рядом!

http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/btv1b10507490p.r=femme%20du%20boulanger?rk=42918;4

Обложка

Эту находку я посчитала знаком Судьбы. Знание французского языка позволяло перевести рецензии и достаточно внятно пересказать их содержание, а это, в свою очередь, стало прекрасным дополнением к цветаевской эпистолярной «рецензии».

1 - 0021 1 - 0009

Таким образом, о фильме рассказать было можно, нужно и неизбежно.

Но как быть с показом? В сети удалось найти только оригинальную, французскую версию, надеяться на помощь английской или немецкой версии —  известных мне языков — не приходилось… Я начала смотреть фильм и с первых же кадров убедилась, что  мне не распознать на слух пулеметную очередь эмоциональных провансальских диалогов.

Однако в целом фильм был достаточно понятен и необыкновенно увлекателен. Продолжая его смотреть  —  хотя раз за разом смотреть двухчасовую ленту дело непростое — я все глубже проникалась интересом и к сюжету, и к идее, и к работе актеров,  и в конце концов все-таки решилась перевести фильм на слух — настолько, насколько это мне удастся.

(Сейчас кажется, что при каждом просмотре у меня за спиной возникал дух Марины Цветаевой, кивал головой всякий раз при моем восхищении и бодро трепал по плечу при очередном унынии…)

И я взялась за перевод. К концу работы каждый кадр фильма прочно впечатался в память, каждый звук — в слух, каждый созданный актерами образ — в сердце. Хорошо ли, плохо ли, но фильм я перевела и представила его участникам конференции.

Здесь не могу не выразить глубокую благодарность организаторам: они сделали условия кинопоказа максимально удобными. И когда в вечерний час все желающие собрались в зале и на экране побежали титры, мне оставалось лишь одним глазом глядеть в монитор, другим — в свой текст, боковым зрением — на экран и синхронно озвучивать реплики.

P1060385

Мой доклад о фильме перед показом

Два часа пролетели незаметно. Когда зажегся свет, прозвучавшие аплодисменты были лучшей наградой создателям ленты, а я была счастлива, что в этот день, 8 октября 2016 года, может быть, впервые в России состоялся показ «Жены булочника». Что он все-таки — состоялся. Что люди узнали об истории, вызвавшей восхищение Цветаевой, непосредственно, из первых рук, и теперь могли сравнить ее впечатления с собственными.

И мне, неожиданному посреднику между двумя культурами, было чрезвычайно приятно услышать: «Мы даже не замечали, что фильм на французском!»

Но история перевода на этом не закончилась.

В обсуждении не раз звучало сожаление, что больше никому не удастся посмотреть фильм «по-русски». Мне, конечно, тоже очень хотелось, чтобы он стал доступен для всех желающих. Но как это сделать?

Вернувшись домой, я долго думала над лучшим вариантом решения. И пришла к выводу, что надо доработать перевод и превратить его в субтитры.

И тут явился третий удачный шанс: нашлась англоязычная текстовая версия субтитров. Она была, правда, весьма несовершенной, но, продолжая  смотреть картину и все глубже вникая в смысл реплик, с ее помощью я смогла откорректировать свой текст.

В работе я ориентировалась на принятые для субтитров стандарты и рекомендации, которые, в частности, советовали не переводить каждое слово каждой реплики, сосредоточивать внимание на смысловом ядре длинной фразы или монолога/диалога. Жесткие условия размещения субтитров на экране стали прекрасным упражнением в лаконичности, и я усердно шлифовала реплики.

Таким образом была создана русская версия субтитров фильма «Жена булочника».

Разумеется, и этот перевод далек от совершенства. Но в своих возможностях,  так или иначе, я свою задачу выполнила, и фильм теперь доступен и понятен всем, кто им интересуется, в ожидании, когда появится версия безусловно точная.

И вот наш подарок к юбилею Марины Цветаевой — ссылка на фильм, размещенный на YouTube:

Надеюсь, что жизнь еще даст новые шансы на улучшение русской версии, возможность доработать ее с технической и со смысловой стороны, и не прощаюсь с фильмом. А о нем самом я расскажу в следующей заметке.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика