Архивы рубрики ‘Литературное расследование’

Генрих Сенкевич

Цветаева и Генрих Сенкевич (2)

В первой заметке мы обнаружили следы влияния самого знаменитого романа Г. Сенкевича «Камо грядеши?» на отношение Цветаевой к одному из персонажей ее круга. Речь идет о А.А. Стаховиче, самоубийство которого стало для нее потрясением и вызвало поток лирической прозы и поэзии.    

К 170-летию И.В.Цветаева

Отмечаемое 16 мая 170-летие со дня рождения Ивана Владимировича Цветаева открыло круг юбилейных дат. И в этом видится красивая символичность:  торжественная часть цветаевского фестиваля получила начало под отцовской рукой, под сенью памяти человека, подарившего человечеству гения.

Киномир Цветаевой: 1935-1937

Кинематограф во второй половине 1930-х годов продолжал сопровождать жизнь Цветаевой, предоставляя новые впечатления, знания, представления, давая новые импульсы мыслям и чувствам. Подросший сын стал ее постоянным спутником: 24 января 1935 г. она пишет А.А. Тесковой:    

МЦ и Набоков: VN vs МЦ & VN (1)

Формула во второй части заголовка — попытка в предельно сжатом виде отразить сущность отношений двух крупнейших представителей мировой литературы ХХ века. Левая ее часть: VN vs МЦ отражает противопоставление, а правая: МЦ & VN — сопоставление позиций, в которых они состояли по отношению друг к другу все долгое время одновременного пребывания на Земле. Обе эти […]

Киномир Цветаевой: 1934. «Страховка жизни» — опыт киносценария?

Мы продолжаем рассказ об отношениях Цветаевой с кинематографом. В предыдущей заметке мы говорили о том, как отразились в ее жизни киновпечатления 1933 года. Еще раньше мы упоминали о ее надеждах на успех в киносфере мужа и дочери. Надежды не сбылись, но тяга к киноискусству осталась. И в следующем, 1934 году принесла, или могла принести, любопытные […]

Пометы Цветаевой на сборнике Бальмонта (2)

Мы продолжаем рассказ о пометах, оставленных Цветаевой на трехтомнике лирики К.Д. Бальмонта. Взглянем на первый том, включающий в себя три сборника: «Под северным небом», «В безбрежности» и «Тишина». Что же особенно привлекло внимание юного поэта?  

Ташкентский адресат Ариадны Эфрон (2)

В предыдущей заметке мы рассказали о книге «Ташкентские мальчишки», в которой содержатся малоизвестные воспоминания о пребывании Георгия Эфрона, сына Марины Цветаевой, в эвакуации. Одним из героев книги мог бы стать человек, прошедший эти военные годы совсем рядом с Муром. Может быть, они и видели друг друга не раз — но судьба не пожелала устроить их […]

Марина Цветаева и Генрих Сенкевич (1)

Мы начинаем цикл заметок о персонаже, присутствие которого в духовном мире Цветаевой до сих пор не было отмечено. Между тем следы этого присутствия порой прямо-таки бросаются в глаза. А порой они тщательно скрыты, но при этом почти несомненны.  

Киномир Цветаевой: 1933

Как мы рассказывали в прошлой заметке, к началу 1933 года у Цветаевой сохранялись некоторые надежды на проникновение в мир кинематографа талантливой дочери. Но разочарование наступило довольно быстро. Повторим ее слова в письме от 31 января  Б. К. Зайцеву:

Ташкентский адресат Ариадны Эфрон (1)

В главе книги М. Белкиной «Скрещение судеб», посвященной судьбе Георгия Эфрона, говорится об обстоятельствах его приезда в Ташкент:       Измаил Музафаров, соученик Мура по ташкентской школе, ошибся, сказав, что в первых числах октября 1941 года в десятом классе 64-й школы на улице Жуковского появился Жора Эфрон, которого сразу же окрестили Печориным… Мур мог […]


Яндекс.Метрика